Особенности и значение транзактного анализа в психологии

Создал популярную концепцию, корни которой уходят в психоанализ. Однако концепция Берна вобрала в себя идеи и понятия как психодинамического, так и , сделав акцент на определении и выявлении когнитивных схем поведения, которые программируют взаимодействие личности с собой и другими.

«Расколдовыватель», или Как освободиться от власти сценария

Эрик Берн вводит такое понятие, как «расколдовыватель», или внутреннее освобождение. Это «устройство», отменяющее предписание и освобождающее человека из-под власти сценария. В рамках сценария это «устройство» для его саморазрушения. В одних сценариях оно сразу бросается в глаза, в других его надо искать и расшифровывать. Иногда «расколдовыватель» таит в себе иронию. Такое обычно бывает в сценариях неудачников: «Все наладится, но после твоей смерти».

Внутреннее освобождение может быть ориентировано либо на событие, либо на время. «Когда встретишь Принца», «Когда умрешь, сражаясь» или «Когда родишь троих» — это событийно ориентированные антисценарии. «Если переживешь возраст, в котором умер твой отец» или «Когда проработаешь в фирме тридцать лет» — это антисценарии, временно ориентированные.

Чтобы освободиться от сценария, человеку требуются не угрозы и не приказы (приказов у него в голове и так достаточно), а разрешение, которое освободило бы его от всех приказов. Разрешение — главное орудие в борьбе со сценарием, ибо оно в основном дает возможность освободить человека от предписания, наложенного родителями.

Нужно разрешить что-то своему Я-состоянию Ребенка со словами: «Все в порядке, это можно» или наоборот: «Ты не должен…» В обоих случаях звучит также обращение к Родителю (как своему состоянию Я): «Оставь его (Я-Ребенка) в покое». Такое разрешение работает лучше, если оно дано авторитетным для вас человеком, например психотерапевтом.

Эрик Берн выделяет позитивные и негативные разрешения. С помощью позитивного разрешения, или лицензии, нейтрализуется родительское предписание, а с помощью негативного — провокация. В первом случае «Оставь его в покое» означает «Пусть он это делает», а во втором — «Не принуждай его к этому». Некоторые разрешения совмещают в себе обе функции, что ясно видно в случае антисценария (когда Принц поцеловал Спящую Красавицу, он одновременно дал ей разрешение (лицензию) — проснуться — и освободил от проклятия злой колдуньи).

Если родитель не хочет внушать своим детям то же самое, что было когда-то внушено ему самому, он должен осмыслить Родительское состояние своего Я. Его долг и обязанность заключаются в контроле своего Отцовского поведения. Только поставив своего Родителя под надзор своего Взрослого, он может справиться со своей задачей.

Трудность заключается в том, что мы часто относимся к своим детям как к нашей копии, нашему продолжению, нашему бессмертию. Родители всегда довольны (хотя могут не показывать вида), когда дети им подражают, даже в дурном отношении. Именно это удовольствие и нужно поставить под Взрослый контроль, если мать и отец хотят, чтобы их ребенок чувствовал себя в этом громадном и сложном мире более уверенным и более счастливым человеком, чем они сами.

Читайте также:  10 вещей, которые хочет в постели каждый мужчина

Негативные и несправедливые приказы и запреты должны быть заменены на разрешения, которые не имеют ничего общего с воспитанием вседозволенностью. Важнейшие разрешения — это разрешения любить, изменяться, успешно справляться со своими задачами, думать самому. Человека, обладающего подобным разрешением, видно сразу, так же как и того, кто связан всевозможными запретами («Ему, конечно, разрешили думать», «Ей разрешили быть красивой», «Им разрешено радоваться»).

Эрик Берн уверен: разрешения не приводят ребенка к беде, если не сопровождаются принуждением. Истинное разрешение — это простое «можно», как, например, лицензия на рыбную ловлю. Мальчишку никто не заставляет ловить рыбу. Хочет — ловит, хочет — нет.

Эрик Берн особенно подчеркивает: быть красивой (так же, как иметь успех) — это вопрос не анатомии, а родительского разрешения. Анатомия, конечно, влияет на миловидность лица, однако лишь в ответ на улыбку отца или матери может расцвести настоящей красотой лицо дочери. Если родители видели в своем сыне глупого, слабого и неуклюжего ребенка, а в дочери — уродливую и глупую девочку, то они такими и будут.

Как выбирать правильную позицию в переговорах с клиентом? Примеры переговоров с разных позиций общения

Несмотря на то, что во многих источниках, психологи рекомендуют общаться с клиентами с позиции ребенка, как бы «поднимая» его в значимости и статусе, практики контактных продаж, думают и делают иначе.

Идеальные партнерские отношения строятся с позиций: «Взрослый» — «Взрослый», когда все готовы к конструктивному диалогу и принятию решения о покупке.

Что же делать, если человек по жизни «Ребенок» или «Родитель», как общаться и продавать им?

Дело в том, что все эти роли или сценарии, так же переменчивы, как и наше настроение. В быту и обычной семейной жизни, мы можем быть «Родителями», а на работе «Детьми», так как строгий начальник, контроль за персоналом, важные клиенты, могут кардинально менять эго-личность. Соответственно, в продажах — то же самое. Первый контакт с продавцом устанавливает роли обоих: продавец видит, что клиент серьезный и даже агрессивный, а клиент видит, что перед ним очередной «Ребенок», как и все впрочем. Можно оставаться в этих позициях общения и дальше, а можно «подравнять» роли.

Не стоит пытаться доминировать над клиентом и «опускать» его до позиции «Ребенка» — это не только унизит его, но и сделает пребывание в вашей компании невыносимым. Например:

Клиент: «А из чего сделан этот … ?»

Продавец: «Вам это абсолютно не нужно знать, важно, чтобы вы поняли … !»

Игнорирование, перебивание, насмешка над клиентом, смещает роли в деловом общении. Так же влияет повелительный и излишне твердый стиль общения, как в армии, он действует не выравнивая продавца и клиента, а унижая, смещая с его привычной роли. Очень непросто выровнять роли, так как грань между партнерством и доминированием очень тонкая и ее легко перейди. Используйте выравнивающие фразы, типа:

Продавец: «Я обязательно отвечу на ваш вопрос, но сейчас хочу обратить внимание на … »

Продавец: «Вы заметили правильно, но есть профессиональные секреты! Хотите их узнать?»

Продавец: «То, что вы предложили, нас устраивает, однако мы договоримся, если вы … »

Оставайтесь на уровне, который соответствует клиенту, но не ведите себя высокомерно, повелительно и грубо, как это делают многие опытные «продажники». Хоть это и дисциплинирует клиента, подобное общение не имеет фундамента и Win-Win результат будет недостижим.

Читайте также:  Офисные интриги и сплетни на работе: советы психолога, как реагировать

Соответственно, иногда вам понадобится «подтянуть» ребенка в позицию «Взрослого», чтобы хоть о чем то договориться, к чему-нибудь прийти. Это можно сделать, через подстройку под его зеркальную позицию, плавно вовлекая его во взрослые переговоры:

  • Продавец: «Давайте все же определимся, что вам нужно на самом деле? Вы же не хотите потратить деньги впустую?»
  • Продавец: «Итак, все это очень прикольно, но на чем останавливаемся?»

Что будет, если не подстраиваться под клиента?

А вспомните, что было у вас в глубоком детстве, когда происходили конфронтации отцов и детей? Как у вас решались проблемы с родителями? Сложно! Поэтому проблема отцов и детей будет существовать вечно, так как все три роли подчиняются абсолютно разному сценарию общения, поведении и жизни в целом.

Клиент будет развлекаться и вести себя как ребенок, над напыщенным и строгим менеджером по продажам, взывающим к совести или агрессивный покупатель, будет «выедать мозг ложкой» продавцу, самоутверждаясь и воспитывая «непрофессионала». Одним словом – будет хаос и случайный результат, который многих не устраивает!

Заключение

Многие секреты к человеческим мыслям уже были открыты сотни лет назад. Тот, кто владеет знаниями элементарной психологии общения, всегда является более успешным человеком, чем другие. В данной статье, мы очень кратко описали трансактный  психоанализ Эрика Берна и его модель сценариев коммуникации: «Родитель», «Взрослый», «Ребенок», которая очень ценна не только  в продажах, но и в личной жизни.

Как самостоятельно выявить свой сценарий

Эрик Берн не дает четких рекомендаций, как самостоятельно распознать свой сценарий. Для этого он предлагает обращаться к сценарным психоаналитикам. Он даже про себя пишет: «Что касается лично меня, то я не знаю, играю ли я по-прежнему по чужим нотам или нет». Но кое-что сделать все-таки можно.

Есть четыре вопроса, честные и продуманные ответы на которые помогут пролить свет на то, в какой сценарной клетке мы находимся. Вот эти вопросы:

был любимый лозунг ваших родителей? (Он даст ключ к тому, как запустить антисценарий.)

жизнь вели ваши родители? (Продуманный ответ на этот вопрос даст ключ к навязанным вам родительским образцам.)

был родительский запрет? (Это наиболее важный вопрос для понимания поведения человека. Часто бывает так, что какие-то неприятные симптомы, с которыми человек обращается к психотерапевту, — это замена запрета родителей или протест против него. Как говорил еще Фрейд, освобождение от запрета избавит пациента и от симптомов.)

ваши поступки заставляли родителей улыбаться или смеяться? (Ответ позволяет выяснить, какова альтернатива запрещенному действию.)

Берн приводит пример родительского запрета для сценария алкоголика: «Не думай!» Пьянство — это программа замены мышления.

Скрытые трансакции

Более сложными по своему пониманию и структуре оказываются скрытые трансакции, когда люди говорят одно, а подразумевают другое или же вообще не подозревают о том, от имени какой из трех Эго-составляющих они в данный момент говорят. В таких трансакциях на разных уровнях участвуют сразу два или более Я-состояний. Исходная «посылка» в скрытой трансакции замаскирована под внешне нейтральный стимул, при этом реакция ожидается в виде скрытого сообщения.

Участвуя в скрытых трансакциях участники диалога передают информацию в неявной форме. Скрытая трансакция исполняется на двух уровнях. Один из них – внешний, осознанный социальный уровень, в котором в общении участвуют два Взрослых собеседника. Второй – скрытый, психологический, в котором Ребёнок одного собеседника провоцируется одним из Я-состояний второго собеседника. Инициатива на скрытом уровне стимулирует Взрослый одного собеседника, но исход всегда определяет реакция Ребёнка другого.

Читайте также:  10 самых верных примет про скорое замужество

Скрытые трансакции могут быть угловыми или сдвоенными. В качестве примера скрытой трансакции Эрик Берн рассматривает угловую трансакцию с участием трех Эго-состояний. Особенно активно и успешно по роду деятельности угловую трансакцию используют продавцы.

Пример угловой трансакции 1:

— Продавец в магазине наручных часов: «Из тех моделей, что вы уже видели, эта, конечно, лучше. Но вы вряд ли позволите себе её купить». Стимул ВРе.

— Покупатель: «Вы обо мне плохого мнения, именно эту модель я для себя и выбрал». Реакция РеВ.

Включившись в состояние Взрослый, продавец, внешне обращаясь к Взрослому покупателя, сухо констатирует факт, который соответствует действительности: «Эта модель лучше, но она слишком вам не по карману». При этом, произнося фразу продавец умело сместил психологический акцент, направляя стимул Ребёнку покупателя (ВРе). Ребёнок с готовностью принимает вызов (РеВ), и, демонстрируя, что он ничуть не хуже, «договаривается» со своим Взрослым купить дорогие часы.

Пример угловой трансакции 2:

— Официант ресторана: «Что будете пить?» Стимул ВРе.

— Посетитель: «Пить вообще и не собирался, люблю вашу кухню – зашёл перекусить… Пожалуй, коньяк». Реакция РеВ.

Внешне общение протекает на линии Взрослый-Взрослый. В то же самое время Взрослый официанта провоцирует Ребёнка посетителя, как бы намекая: «Как так – такой солидный гость и не готов позволить себе на час забыть о проблемах и чуточку расслабиться?» (ВРе). В итоге: Ребёнок посетителя ресторана буквально заставляет своего Взрослого заказать у официанта коньяк. Ответ посетителя в этом случае исходит от Ребёнка и содержит скрытый подтекст: «Я докажу тебе, официантишко, что я ничуть не хуже других».

Пример сдвоенной трансакции:

— Он: «Как насчет попить чайку, я тут совсем один, да и недалеко живу?»

— Она: «Идея блеск. Я промокла, да и продрогла до костей».

Это классическая сдвоенная трансакция флирта, в которой инициатива принадлежит его Взрослому. Финал игры определил её спонтанный импульсивный Ребёнок.

Конечная задача трансактного анализа – научиться различать в какой позиции в любой момент времени находится Я. Распознать Я-состояние у окружающих достаточно просто, если обратить внимание на определенные слова и фразы, жесты, интонации, мимику.

Пребывая в состоянии «Родитель», человек любит произносить фразы-обязательства: «я должен», «мне нельзя» или критиковать и наставлять окружающих поучительным или угрожающим тоном: «я бы в твоем случае…», «я с этим покончу раз и навсегда», «не следует забывать, что…», «милый мой, это следует прекратить…». На невербальном уровне состояние «Родитель» проявляет себя руками, скрещенными на груди, в снисходительном поглаживании собеседника по плечу или голове, сокрушенном вздохе или покачивании головой, проступившими морщинками на лбу.

Состояние Ребёнка легко диагностируется по высказываниям, в которых преобладают чувства, опасения, пожелания: «я хочу», «меня это бесит», «ненавижу это», «… до фени». Невербально ребёнок проявляется в подрагивании губ, активной жестикуляции, пожимании плеч, потупившемся взоре, откровенных выражениях восторга.

Взрослый обозначает себя в окружении фразами «могу – не могу», «это целесообразно», «с моей точки зрения» и им подобными. Его жесты неторопливы и сдержанны, тон рассудителен.